Впервые в российской судебной практике арбитражный суд привлёк к ответственности по долгам компании-банкрота детей её бенефициара. Юристы говорят, что власти ужесточают подход к таким делам, а этот кейс создаёт опасный для бизнеса прецедент.

Что произошло

Строительная компания «Альянс» задолжала 310 млн рублей Федеральной налоговой службе (ФНС) и в 2017 году обанкротилась. Как установили суды, фирма укрывалась от уплаты налогов. Для этого её владелец Вадим Самыловских проводил фиктивные операции с компаниями-посредниками. В итоге выведенные из «Альянса» деньги оседали на счетах фирмы «Векша плюс», принадлежащей жене Вадима Наталье Кириенко.

ФНС в 2018 году потребовала привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих лиц «Альянса» — Самыловских, Кириенко, а также их двоих сыновей. Фискалы объясняли это тем, что уже после банкротства «Альянса» родители подарили братьям, которым на тот момент было 20 и 15 лет соответственно, восемь объектов недвижимости и два автомобиля.

В начале суд привлёк к субсидиарной ответственности только Самыловских. Апелляция признала, что жена тоже участвовала в выводе активов и должна понести то же наказание. Когда дело дошло до Верховного суда (ВС), коллегия судей задалась вопросом: а не использовали ли детей для сокрытия имущества от кредиторов? ВС поручил судам установить, стали ли Самыловские-младшие реальными собственниками имущества или сделки были фиктивными.

В итоге в конце октября 2020 года арбитражный суд привлёк к субсидиарной ответственности и детей Самыловских. Теперь их имущество арестуют.

Что об этом думают юристы

Такое решение в России вынесли впервые, подтвердили «Секрету фирмы» сразу несколько юристов. Это говорит об ужесточении подхода к делам о привлечении к субсидиарной ответственности, считают собеседники.

«Верховный суд в 2012 году прямо указал, что человека нельзя признать контролирующим лицом (и, соответственно, привлечь его к субсидиарной ответственности. — Прим. "Секрета") только на основании родства с должником, — напомнил юрист "Европейской юридической службы" Евгений Иванов. — Но в 2019 году Коллегия по экономическим спорам ВС РФ разрешила привлекать к субсидиарной ответственности наследников умершего должника. Но только в том случае, если он согласится принять наследство».

По его мнению, кейс братьев Самыловских изменит подходы судов к основаниям и порядку привлечения несовершеннолетних детей должника к субсидиарной ответственности в банкротных делах. И это создаёт опасный прецедент для бизнеса, считает адвокат, партнер BMS Law Firm Денис Фролов. «Вероятно привлечение детей таким же образом к субсидиарной ответственности в размере большем, чем подаренные им активы», — объяснил он.

Старший юрист Paragraph Attorneys at law Дарья Cтепанова обратила внимание, что дети получили от родителей не имущество компании-должника, а купленное на законных основаниях. «Новеллой позиции ВС явилось указание на то, что не имеет значения, какое именно имущество контролирующих лиц скрывается от кредиторов — приобретенное за счет незаконно полученного дохода или на законных основаниях», — подчеркнула она.

По логике ВС, если директор компании-банкрота дарит родственнику любое своё имущество, чтобы скрыть его от кредиторов, и этот родственник знает (или «не может не знать») об этой «вредоносной цели», то этого человека следует признать «сопричинителем вреда».

«В этой истории выводы суда относительно супруги гендиректора представляются вполне обоснованными. Но в отношении детей (как минимум в отношении несовершеннолетнего ребёнка, которому на момент дарения было 15 лет) они вызывают большое количество вопросов, — рассуждает руководитель практики банкротства адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнёры" Анна Маджар. — В частности, каким образом несовершеннолетний ребёнок может осознавать вредоносный характер действий родителей?»

Говорить о том, что в России начнут массово привлекать членов семьи учредителя бизнеса к субсидиарной ответственности, пока преждевременно, считает Маджар. Ведь для этого кредиторам необходимо будет представить доказательства вывода активов.

Но если им удастся это доказать или если суд установит, что близкие родственники давали указания бизнесу и эти действия могли привести к банкротству компании, то шансы привлечь к ответственности членов семьи высоки, добавляет адвокат МКА «Клишин и партнёры» Виталий Богомолов.

Оригинал статьи - ссылка скрыта