Однако, подобные действия «Уралхима» удивления не вызывают. Они не были прогнозируемыми на 100%, но поведенческая линия, присущая компании, уже давно исключает какие-либо прогнозы и любую мало-мальскую уверенность в управленческих решениях компании.

Например, сложно говорить о том, что на данный момент существуют хорошие рыночные условия для проведения IPO. А потому, стремительный бросок «Уралхима» к публичному размещению позволяет предположить наличие нерыночных стимулов у этого процесса.

Версия о том, что само IPO «Уралхима» не носит рыночного характера, а является лишь оболочкой для каких-то глубинных процессов появилась вслед за объявлениям о готовящемся размещении. Экономическое положение компании, имеющей объем задолженности свыше 2 млрд. долларов, подталкивает к мысли, что IPO – лишь удобная схема для проведения взаиморасчетов с кем-то из кредиторов. Самым крупным кредитором «Уралхима» является Сбербанк. Химики должны госбанку более 1,1 млрд. долларов.

При этом «Сбербанк» не только пролонгировал компании старые долги, но и нашел возможным выдавать новые кредиты, не обращая внимание на огромную текущую задолженность. Все это вызывало слишком много вопросов и, думается, Герман Греф устал объяснять причины своего бесконечного милосердия к одной отдельно взятой химической компании. Отложенное из-за вулкана IPO должно стать механизмом погашения части долга «Уралхима» перед Сбербанком. Планировалось, что 118 млн. акций (40% акционерного капитала) «Уралхим» продаст за 600 млн. долларов. Таким образом, вся компания на сегодня стоит 1,5 млрд. долларов, а долгов у нее больше чем на 2 млрд. долларов.

В этих условиях главный кредитор гасит задолженность перед собой акционерным капиталом компании. Герман Греф, скупив акции компании, может негласно перехватить оперативное управление у Дмитрия Мазепина и стоящих за ним статусных лиц. А затем погасить долг перед Сбербанком за счет вывода реальных активов из компании. Например, продать крупный пакет акций «Пермских минудобрений» холдингу «Сибур», который давно стремится консолидировать этот актив. В этом случае у остальных кредиторов не остается реальных рычагов для возврата задолженности, кроме одного – успеть подать иск о банкротстве «Уралхима», прежде чем начнется распродажа активов.

И перенос IPO в условиях активной вулканической деятельности вызван не тоннами перемещаемого в атмосфере пепла, а неким частичным пересмотром или переконфигурацией договоренностей между «Уралхимом» и подразумеваемым покупателем акций.